Средняя зарплата

Заработная плата работников средних и крупных предприятий в Казани за первое полугодие 2016 года составила 36 077 рублей, сообщается в отделе государственной статистики города.

Это реально. В одном из самых благополучных регионов. Можно предположить, что в противовес креативному классу, административным должностям, чиновникам и бизнесу, большая часть людей живет на доходы существенно ниже 30 000 р. в месяц.

Вне миллионников, глубже в провинцию все еще печальнее. Власть неэффективна.

Экономика, по сути, держится на полурабском труде населения. Неэффектвиные неконкурентноспособные компании выживают, максимально ужимая фонд оплаты труда на фоне отсутствия альтернатив. Тем самым компенсируя огромные процессные потери, включая потери от коррупции.

Из относительных плюсов ситуации:

  • Рынок открыт сильным предложениям, почти в любой области можно предложить что-то качественно новое.
  • Несложно платить чуть больше чем конкуренты, если работать над процессами и оптимизацией. Понятная точка роста.

Метафора

Без претензии на художественную значимость. Люди, падающие из бесконечности в бесконечность.

Мне порой кажется, мы ничего не выбираем. Мы также летим, пронзая время, оставляя едва заметные возмущения на его полотне. В этом падении и есть жизнь. Принять его и открыться всему, что увидишь и почувствуешь в пути.

Детские игры

В любой командной игре ведущие просили нас придумать название и девиз команды. Только с годами начинаешь понимать исключительную важность этих ритуалов в любой командной деятельности.

Как ты собираешься победить, если умы и воля твоих соратников не синхронизированы?

Кроличья нора

Если кто-то спросил бы меня сейчас с неподдельным интересом, как я себя ощущаю, я бы ответил «падающим в кроличью нору как Алиса».

Такой концентрации чуда я не испытывал даже в детстве.

Принцип последовательного освобождения

Невозможно и необязательно видеть весь план.

Чтобы сбежать из психбольницы, главное препятствие — дверь палаты. Главное из видимых. А что станет главным препятствием после преодоления двери, можно узнать только преодолев ее. Но при любом раскладе, сперва нужно отвязаться от кровати, иначе план не сработает.

В жизни сложнее, поскольку препятствия не выстроены последовательно и связь не всегда очевидна. Хочется заниматься всем одновременно, начав, конечно, с главного. И можно забыть, что главное, чаще всего — «отвязаться от кровати».

Смерть от стабильности

ohota-pervobytnyh-lyudej

Каждый вид или животное, которое цеплялось за стабильность, скоропостижно погибло. Стабильность может быть только в постоянстве развития и адаптации. Суть самой жизни в этом.

Да, люди смогли дойти до такой степени системности и технологий, что могут поддерживать жизненные функции при полной стагнации ума. Но и это стало возможным, лишь благодаря тому, что миллиарды людей до тебя изо дня в день менялись, погибали и прорубали в реальности тот образ жизни и комфорта, которым ты обладаешь.

Поэтому, если ты задаешься вопросом «что со мной не так», практически точно ответ «ты не меняешься».

О среде

Я искренне хотел бы быть самым глупым среди вас.

Партнеры

Мы по сути не общаемся с людьми, мы общаемся с собой в лице других людей. Мы видим в них то, что есть в нас. И принимаем то, что способны принять.

Поэтому, чтобы работать с качественными в твоем понимании людьми, ты должен сперва сам стать тем человеком, с кем бы ты хотел работать.

Вот и все.

Сокровенное

Я, признаться, совсем потерялся. Но это неплохо.

Дело в том, что годы приносят ясность — все более точные очертания того, кто ты есть, какую миссию ты исполняешь, что в этот мир несешь.

Но параллельно с этим, все сильнее размываются прежние установки и стереотипы. Рушатся одна за другой казавшиеся незыблемыми законы и связи.

В итоге, я не верю ни во что, но чувствую неуемное желание участвовать в этом и что-то менять. Я не ощущаю себя завершенной структурой, но для того, чтобы развивать конструктивную связь с миром, я научил себя ею быть.

Порой я завидую людям, которые накрепко связаны и отождествлены со своей нацией, религией, семейными обязательствами, традициями, социальной группой или профессией. Но завидую недолго. Поскольку нет ничего удивительнее свободы, хоть порой она бывает мучительна.

Я словно ребенок прыгающий с кресла на кресло над воображаемой лавой. Нет ни лавы, ни меня. Есть только океан бесчисленных вариаций того, как все есть. И от моих мыслей зависит, в какой из реальностей я окажусь.

Я потерялся, но, возможно, в этом и суть.